Белореченские казаки-добровольцы встретились с сотрудниками «Огней Кавказа»

Просмотров: 1948
Фото Сергея МАРТЫНОВА

В России, да во всей Европе, выросло уже четыре поколения людей, не знавших войны с фашизмом. И вот мы вновь встречаемся с участниками боевых действий, выполнявших свой гражданский и мужской долг по защите русских людей от нацистов. Не по призыву военкомата, а по собственной доброй воле, как это делали их предки-казаки, когда родной земле угрожала опасность.

Казаки Майкопского казачьего отдела, в их числе и добровольцы из Белореченского районного казачьего общества, принимали участие в специальной военной операции на Украине (СВО). Не кашу варили и всех кормили, а стояли на передовой, отражая нападение нацистов на мирные города ЛДНР. Четверо участников СВО согласились встретиться с работниками редакции «ОК», чтобы рассказать, как там – на войне.

Назвали ребята только свои имена (фамилии не принято упоминать в интересах семей и родственников): Сергей, Ярослав, Александр, Вадим. Все в камуфляже. Форма, значит, служили. Они подтвердили, что прошли службу в рядах Российской армии, трое в ВДВ, один – морпех.

Корреспондент:

– Первый вопрос, традиционный. Чего ожидали и что на самом деле там увидели, когда приехали?

Сергей:

– Мы знали изначально, что попадём на «передок», поэтому ничего другого и не ожидали.

Ярослав:

– Хотя, конечно, в прессе говорят – одно, а на самом деле совсем другое.

Корреспондент:

– Насколько отличается картинка, которую рисуют нам СМИ, от реальности?

Сергей:

– Разница большая. Я считаю, что нужно изначально говорить, как есть, чтобы люди ко всему были готовы.

Вадим:

– Впрочем, кому очень хочется узнать, пусть на экскурсию съездит. «Курскую дугу» в действии увидит. Даже, можно сказать, это сильнее чем Курская дуга.

Александр:

– Желающие поучаствовать пусть не рассчитывают, что будут «охранять кукурузу», нести комендантскую службу. Если едешь, знай, что будешь воевать и воевать серьёзно.

Корреспондент:

– Кстати, есть подростки, которые мечтают сбежать из дома на войну. Некоторые даже сбегают. Что бы вы им посоветовали?

Ярослав:

– Сидите дома!

Сергей:

– Для начала в армии послужи, потом видно будет, на что ты способен.

Александр:

– Они в соцсетях насмотрятся на бравых парней, которые воюют. А там взрослые мужики плачут. Мы не раз наблюдали, как привезут добровольцев, не совсем и молодых людей. Так они после первой же бомбёжки уезжают. Но наши, из Белореченска, ни один воевать не отказался. Среди добровольцев Майкопского казачьего отдела отказников не было.

Ярослав:

– Да, по телевидению показывают взрывы, последствия атак, но весь масштаб происходящего по отдельным кадрам не оценить. Украина хорошо подготовилась к войне. Ей помогают вся Европа с Америкой. Там, где мы были, и украинских солдат сейчас почти нет, в основном наёмники.

Вадим:

– ВСУ почти не воют, из украинских только – «Айдаровцы» и «Азовцы» (запрещённые в России). Остальные – хорошо подготовленные наёмники. У них даже женщины есть.

Ярослав:

– По большому счёту, ведётся артиллерийская война, стрелковых ближних боёв практически нет. В стрелковых боях они слабее поэтому, когда наши берут города, отступают. Они больше артиллерией действуют.

Корреспондент:

– Вы можете объяснить, почему так долго не могут освободить Донецкую область?

Вадим:

– Там укрепления мощные построены. И заводов много – это те же укрепления.

Ярослав:

– Бункеры двухэтажные только не вверх, а в землю. Сверху ещё восемь метров бетона. Бетон в бетоне.

Сергей:

– Ребята из пехоты рассказывали, что в городах за одну улицу могли биться неделями, так они укрепились.

Корреспондент:

– То есть, готовились они к войне. Неправду говорят, что мы неожиданно начали операцию?

Александр:

– Готовились и очень серьёзно.

Корреспондент:

– Находящиеся в Донбассе журналисты пишут, что войска противника лучше оснащены, чем наши. Насколько лучше?

Ярослав:

– Если сравнивать с нами, добровольцами, то они лучше экипированы. У них же всё НАТОвское. А если сравнить с нашей армией, то, в принципе, одинаково.

Корреспондент:

– Чисто бытовой вопрос. Вы там жили в палатках, казармах, домах?

Вадим:

– В окопах. Вырыл яму два на два метра и всё. Как смог, накрылся, так и спишь. На позиции нет домов. Да и в дом в любой момент мог снаряд прилететь и завалить. ВСУ, после того как отступали, а наши заходили в населённый пункт, разворачивались и начинали бить по оставленному посёлку. Быт? Было такое, что не мылись по две, по три недели. Но познакомились с одним мужчиной. Он нас к себе пригласил, так у него мылись.

Корреспондент:

– Вам всё выдали или со своим поехали? А продуктами снабжали?

Александр:

– Я свою военную форму взял, а других ребят помогло обеспечить экипировкой районное казачьей общество. И военные тоже помогали, продуктами опять же делились. Всего было достаточно. Там только с водой очень сложно. В источниках она солёная.

Сергей:

– Нас Пшехарь (позывной Вадима) снабжал всем. Он нас всех и спас практически. Приехал за нами. Только-только вывез, как ту лесополосу, у которой наша позиция была, ВСУ огнём уничтожили дотла.

Александр:

– За пять дней, что мы там находились, нас вычислили. Жалко тех, кто там остались…

Вадим:

– Я привёз туда, я должен был и домой вернуть.

Корреспондент:

– Если возникнет острая необходимость, готовы вернуться в строй?

Ярослав:

– Мы и так вернёмся.

Александр:

– Теперь мы знаем, что надо с собой брать. Небольшой рюкзачок со сменой белья и носков. И телефон. А то нас застращали, сказали, чтобы не брали телефоны. Мы без связи остались и домой не всегда можно было позвонить.

Корреспондент:

– После того, как там побывали, какое у вас отношение к украинцам, к ВСУ? Появилось ожесточение?

Сергей:

– К ВСУ никакого ожесточения нет. Они же не виноваты, не по своей воле воюют.

Ярослав:

– Вот «азовцы» и «айдаровцы» – другое дело. Это вообще не люди. Мы как-то воспользовались моментом, что город рядом, зашли купить сигарет, воды и поесть. Пошли в обмундировании и с автоматами, как были. Нас все боятся, разбегаются, будто мы сейчас стрелять по людям начнём. Одна женщина подошла, спрашивает: «Вы отсюда «работать» будете? Обратка же пойдёт – по нам стрелять будут». А разве можно своих людей под пули подставлять? Это только нацисты так поступают и братьев своих же военных расстреливают в спину, если те захотели сдаться.

Корреспондент:

– А как родные отнеслись к вашему решению принять участие в СВО?

Александр:

– У меня мама и не знала, куда я уехал. У многих ребят родные не знали, что они в Донбассе. Сказали, что в командировке: кто с МЧС, кто пожары тушить.

Всегда возвращайтесь, родные! Вас ждут дома.

Потом, когда появилась возможность позвонить домой, конечно, мамы, жёны, девушки всё узнали. О том, как ждали казаков-добровольцев дома, поделились Анна, супруга Ярослава, и Елена, невеста Вадима:

– Мы создали свою группу в соцсетях. Сами днём и ночью молились и на каждую литургию записки подавали во все белореченские храмы, все батюшки Кубани и Ставропольского края молились и в войсковом храме России, куда мы обращались, молились. Если кому-то удавалось своим позвонить, те нам всем сообщали, что наши живы. И кто из ребят звонил, обязательно обо всех говорил, что все живы или кто-то ранен. Мне позвонят, я атаману докладываю и в группу выкладываю. Поддерживали друг друга.

– Конечно, нам совсем не хочется, чтобы они уезжали из дома и тем более воевали. Но они мужчины, их обязанность помогать братьям. Поэтому просим об одном, чтобы все обязательно возвращались домой.

Когда статья готовилась к публикации, мы узнали, что на Донбасс отправилась очередная группа наших казаков. Храни вас Бог, наших воинов Христовых, по первому зову встающих на защиту своего народа!

Фоторепортаж Сергея МАРТЫНОВА:


Комментарии

  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 300 Ограничение символов
Ваш текст должен быть в пределах 10-300 символов
Логотип газеты Огни Кавказа