Без мёда нет лета... Корреспонденты "ОК" побывали на пасеке в хуторе Кубанском

Просмотров: 719

Семья Астаховых типична для хутора Кубанского, в котором большинство жителей имеют глубокие казачьи корни, трудятся на земле и детей растят в соответствии с традициями дедов и прадедов. Никто, конечно, молодёжь насильно в хуторе не держит, молодые люди часто сами выбирают жизненный путь своих предков. В семье Сергея Алексеевича и Елены Фёдоровны Астаховых пока все три сына живут (а старшие и работают) вместе с родителями. Как сейчас говорят, ведут общий семейный бизнес. Бизнес этот традиционный и такой же старинный, как их род: земледелие, овощеводство, пчеловодство.

Незадолго до всеми любимого в России праздника – Медового Спаса (в православии – Происхождение (изнесение) Честных Древ Животворящего Креста Господня) мы побывали на пасеке Астаховых. Договаривались о встрече с Алексеем Сергеевичем, с которым давно знакомы по краевым выставкам-ярмаркам, где он ежегодно представляет наш район.
– Не понимаю, почему именно со мной решили встретиться, я всего лишь помогаю отцу, – ответил он по телефону, – но приезжайте, что знаю, расскажу.
На пасеке мы застали большую часть семьи. Сергей Алексеевич с сыновьями: старшим Алексеем и младшим десятилетним Иваном, уже откачали мёд (судя по флягам в «Газели», стоящей рядом с пчелопавильоном). Все трое в хорошем настроении и, похоже, не искусанные крылатыми хозяйками сладкого золота.
– У нас дымарь есть, – объяснил Алексей и показал ещё дымящееся орудие против пчелоатак.
– И костюмы специальные, и шляпы пчеловода с сеткой для защиты лица и шеи тоже есть, – добавил его отец. – Только мы ими практически не пользуемся. Знаем, как и когда безопасно брать из улья мёд.
Секрет оказался прост: лучший момент для этого, когда пчёлы активно работают. Маленькие труженицы настолько бывают увлечены, что не замечают, как пасечник открывает улей и забирает рамки с сотами, наполненными готовой продукцией. Дымарь, конечно, всегда наготове, чтобы отогнать особо ретивых охранниц. Не из страха быть укушенным, а чтобы предотвратить гибель бойцов.
Именно бережное отношение к своим неустанным маленьким помощницам отличает настоящего пчеловода от хапуги, ищущего лишь собственную выгоду. Пасечник – это человек, любящий природу. Он знает целебные свойства каждого цветка, с которого пчела собирает нектар и пыльцу, а потом превращает в мёд с тем же лечебным эффектом. Но, как честно говорит Сергей Алексеевич, некоторые продавцы на этом уж слишком спекулируют.
– С удивлением иной раз смотрю на ярмарках на прилавки якобы пасечников. Я считаю, что у местного производителя может быть не более шести сортов мёда. Но некоторые из шести делают 18, разбодяживая, добавляя эссенции с запахом цитруса или цветов.

– Какой Ваш любимый мёд?

– Стараюсь, чтобы хоть немного было каштанового. Он на любителя, и мне хочется иногда именно такого, с горчинкой. Вожу несколько семей в одно место в горы, к знакомому деду. Но самым качественным по праву считается мёд с подсолнечника, у которого самое высокое диастазное число, если он, конечно, хорошо вызревший. А из сомнительных – это, на мой взгляд, доведённый до кремо-образного состояния мёд, да ещё с невероятным цветом и ароматизаторами. Его с большой натяжкой можно назвать разве что медовым продуктом. Вот от него никакой пользы точно не будет, – уверен Сергей Алексеевич. – Знаю, к сожалению, людей, которые «химичат» с мёдом и выдают старый, растопленный за свеженакачанный. Есть среди моих знакомых пчеловодов (не местных) и такие, кто в погоне за большим взятком кормит пчёл сахаром. Лабораторный анализ покажет, что это на самом деле мёд, но толку от него никакого, потому что в нём нет пыльцы и других ценных веществ, которые пчела берёт у растения. Недавно прочитал, что специалисты Роспотребнадзора проверили ввозимый в Россию из Китая мёд, который выдавали за особо лечебный. Ни в одной из 30 партий не было обнаружено пыльцы.
Отсюда вывод: если хочется приобрести не просто сладость, а по-настоящему целебный мёд, надо брать его у знакомого пасечника. И их у нас в районе много.

– Алексей сказал, что настоящий пчеловод – Вы, – обращаюсь к Сергею Алексеевичу, – а он только учится. Вы профессионал?

– Профессионалом был мой отец, работавший пасечником в совхозе. Он учился на курсах пчеловодов в станице Дондуковской. А я от него премудрости набирался. У нас дома было ульев 20. Да и на пасеку отец меня часто брал. А по профессии я преподаватель физкультуры в школе. Сейчас в нашей семье профессиональный пчеловод – средний сын Никита. Он тоже окончил Дондуковский сельхозтехникум. Алексей пошёл по моим стопам. Я окончил Адыгейский пединститут по специальности «преподаватель физкультуры и ОБЖ». Он от казачества поступил в Краснодарскую академию физической культуры на учителя физкультуры-тренера, но заболел, пришлось перевестись на другой факультет. Иван тоже говорит, что хочет быть, как я. Никита от земли отрываться не планирует пока.
В ссемье, где все занимаются общим делом, каждый немного животновод, клубничник, овощевод, хлебороб, пасечник... Тем не менее у каждого есть возможность реализовать собственные природные способности и выбрать работу в соответствии с наклонностями. У Астаховых, хотя все важные вопросы обсуждают сообща, последнее слово остаётся за главой семейства. Елена Фёдоровна могла бы служить образцом для дочерей, если бы они были. По профессии она швея. Работала в ателье и семью всю обшивала, когда в магазинах одежды не было. Дома всегда всё переделать успевала, а сегодня на сборе клубники ей равных нет. Сергей Алексеевич берёт на себя погрузочно-развозную часть. Для Алексея тоже монотонная работа – сущее наказание. Ему интересно узнавать что-то новое, знакомиться с людьми, перенимать интересный опыт. Поэтому именно он завсегдатай на ярмарках. И не только как реализатор продукции, но и как накопитель всего нового. Если загорится идеей, то, как бы отец ни отмахивался, всё равно уговорит попробовать внедрить у себя новшества. Никита более основательный, он и плотницким делом займется, когда надо ульи поправить, и поле вспашет, и на подворье порядок обеспечит, и на сборе ягоды в первых рядах. Ну а Иван помогает всем понемногу в свободное от учёбы время.
Кто-то от трудов праведных отдыхает на курорте или в пивбаре расслабляется, а для мужчин семьи Астаховых отдушина – пасека.
– Вон там, за деревьями, река, – показывает Сергей Алексеевич за кромку поля, – и место хорошее для рыбалки. Мы туда с одноклассниками ещё ходили с ночёвкой. Уху на костре варили. При желании мы, конечно, можем куда-нибудь съездить, но всё же чаще бываем здесь, потому что нам нравится отдых на природе.
Они трудятся, отдыхают, живут, не отрываясь от природы. По поведению пчёл, состоянию растений определяют погоду лучше синоптиков. А главное, они вместе, как в классической притче о прутьях, которые, когда они вместе, сломать не под силу никакому враждебно настроенному человеку, никаким экономическим кризисам.
Любовь КАЛИНИНА.

Фото Сергея МАРТЫНОВА.


Комментарии

  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0 / 300 Ограничение символов
Ваш текст должен быть в пределах 10-300 символов
Логотип газеты Огни Кавказа